15.11.2018 16:24

USD

EUR

Калининград

«Нашёл камень на Косу»: что происходит с калининградскими пляжами

11:45, 07.09.2017

Учёный Николай Белов – о том, почему в Светлогорске негде загорать и что ждёт пляжи на Куршской и Балтийской косе

На «Научной поляне», которая разместилась на острове Канта в Калининграде вместе с Street Food Weekend 2017, в течение трех дней проходил интеллектуальный нон-стоп. Одним из гостей поляны стал доцент Института природопользования,  территориального развития и градостроительства БФУ им. Канта Николай Белов. Его лекция «Нашёл камень на Косу» была посвящена калининградским пляжам. Что с ними происходит сейчас и что останется будущим поколениям? Мы публикуем самые интересные, на наш взгляд, высказывания учёного.

Куда исчезает песок?

- На Куршской косе, в коренном её участке, происходит размыв берега. Там мы действительно теряем берег. Происходит это по двум причинам. Во-первых, у нас есть недостаток песчаного материала. В советского время Янтарному комбинату был разрешен сброс пульпы в море, это был хороший источник песчаного материала. Одно было плохо – вода мутная. Сейчас это запрещено. В первую очередь это требование рыбохозяйственное, поскольку рыба не любит мутную воду.  Но песка стало соответственно меньше, ему просто неоткуда браться.

- У нас по большому счету два типа берега: аккумулятивный, где накапливается, и абразионный, который разрушается. Природа не любит пустоты, всё всегда находится в равновесии. Источником материала для аккумулятивных берегов являются абразионные. То есть там разрушается, там намывает... Те берега, которые у нас разрушались, а это в первую очередь северное побережье, во многих местах достигли своего естественного состояния, то есть они больше не разрушаются, соответственно, материала нет. А размывание постоянное происходит.

- У нас два процесса формирования берега: вдоль береговой перенос течения, то есть то, что вы не увидите, не заметите, поскольку течение слабое; второе – это работа ветра и штормовые явления. Один сильный штурм при ветре больше 20 м/с за день уничтожит результат работы ветроволновой деятельности в течение 364 дней. То есть 364 дней в году намывает берег, и он увеличивается, один шторм – все обнуляется. Это особенность наших берегов.

- Те, кто купались в Зеленоградске лет десять назад, наверняка помнят: заходите в море – выемка, вода по пояс или больше, потом выходите – вода по колено, потом – опять выемка и чуть дальше вторая ложбинка. Это называется подводные бары. Это тот материал, который был смыт с пляжа и его намыло в эти участки. Соответственно, при сильном шторме его возвращает обратно на пляж. Сейчас такого нет. Что произошло? Из-за недостатка материала, эти бары ушли дальше, на большие глубины. Некоторая часть песка ушла на глубину 20 метров, с которой он обратно не вернется никогда.

- У нас был эксперимент. Студентов взвесили до купания, на пляже они вели себя, как обычно ведут себя отдыхающие, потом они отряхивались и их снова взвешивали. Естественно, они ничего не пили, не ели. Мы установили, что в зависимости от массы тела человек непосредственно на своем кожном покрове уносит от 100 до 300 граммов песка. Соответственно, если в солнечный день в Светлогорск приедет 30 тысяч отдыхающих крупных и унесет с собой каждый по 100 граммов песка, в целом это будет 300 тонн или десять 30-тонных грузовиков.

Почему Светлогорск остался без пляжей?

- В Светлогорске стоят габионные сетки (для берегоукрепления, - прим. ред.). На морях их очень редко ставят, потому что там очень агрессивная среда. Через год сетка во многих местах лопнула от солнца и воды, и началось, соответственно, разрушение.

В 2012 году мы спокойно ходили вдоль габионовой сетки на всем ее протяжении. Конечно, назвать то, что там было, пляжем, тяжело, но оно было и можно было пройти. В прошлом году уже могли пройти по габиону только сверху, снизу пляжа больше не было. И сама стенка уже начала подмываться. Почему это произошло? Первое – сама габионовая сетка. Волна, ударяясь в нее, набирает энергию, забуруневает и забирает песок. Это одна из причин, почему там нет пляжа. И я не могу сказать, будет ли он там вообще после строительства променада. Я не видел проект, вроде бы сказано, что пляж будет намываться. Но если все останется так, как есть, пляжа в Светлогорске не будет. Загорать придется на променаде. Он будет широким, там даже автомобили будут ездить. А на море только посмотреть.

Что происходит с Балтийской косой?

- Балтийская коса – это боль! Единственное, что ее спасает от очень сильного издевательства, это нахождение там воинской части, через которую не проехать... Возьмём так называемый район Шведской горки. Здесь есть широкий пляж, местами до 60 метров, есть дюнно-грядовый комплекс и за ним находилась хорошая территория, покрытая лесом. Во время одного из штормов произошел небольшой разрыв в теле дюны, и началась работа ветра, то есть начало ее раздувать.

Отдыхающие обнаружили, что в этом месте можно спуститься на автомобиле, квадроцикле, и активно его начали использовать. И чем больше они спускались в этом месте, тем больше увеличивали так называемую котловину выдувания, тем более интенсивно работал ветер. Конус выноса для отдыхающих крайне неприятен, потому что это практически чистый песок, без растительности. В жаркую погоду он сильно разогревается. Отдыхающие стали ставить палатки по углам, вытаптывая растительность и начиная формировать дополнительный конус выноса, то есть позволяя этой огромной проплешине расползаться во все стороны дальше. Таких там порядка четырех штук. Видно, что они повторяют ту же самую форму, идёт ровно такой же процесс разрушения.

Почему так происходит? Потому что у Балтийской косы нет никакого статуса. Балтийская коса это: закон – тайга, медведь – прокурор. Кому хочется экстрима, надо ехать туда. Но большой компанией, потому что в одиночку там может быть совсем экстрим…

Перспектива

- В ближайшие 10-15 лет в Зеленоградске, на Куршской и Балтийской косе будет возможность для отдыха. Участок от Пионерского до Донского, Отрадного – даже там, где еще есть пляж, его, скорее всего, уже не будет. Во многих местах там урезовая зона уже у берега. Там просто нет материала, который бы сформировал пляжевую зону.

Строить у моря – нельзя!

(Ответ на вопрос слушателей, что нужно сделать, чтобы остановить исчезновение пляжей?)

- Первое и единственное, наверно, решение – полное ограничение строительства в прибрежной зоне. У немцев было жесткое ограничение – от 30 до 50 метров от берега, не от уреза, было запрещено любое строительство, каким бы оно не было полезным. У нас, к сожалению, есть примеры, когда вид на море продается.

Мы строим на первой линии от моря, нарушаем природный процесс, и происходит размывание…

Подготовила

Елена Несмачная.

Фото автора, из Википедии и архива редакции.

Новости партнеров