19.09.2019 07:03

USD

EUR

Калининград

Как архитектуре Калининградской области пришел Кранц

Архив 18:56, 13.05.2016

Экс-главные архитекторы Калининграда и Светлогорска Игорь Ли и Александр Башин выступили вчера в дискуссионном клубе «Дредноут».

Общий лейтмотив: за последние годы города Калининградской области серьезно пострадали в плане архитектуры. Хотите конкретики? – Извольте… Зеленоградск Ярчайший пример полного игнорирования муниципалитетом архитектурной составляющей этого прибрежного курорта. Правда, курортом Кранц был давно, а за последние десять лет стоящие у руля города полностью уничтожили его внешний вид, убили его рекреационную составляющую, разрушили его европейскую ауру. Хотите убедиться-съездите дорогой на Куршскую косу через Зеленоградск, мимо череды убогих новостроек… Вывод из дискуссии по Зеленоградску был сделан неутешительный. Город мы фактически потеряли: для туристов, для услады глаз, для неспешного отдыха. Архитектура Кранца - эта музыка, застывшая в камне, ещё недавно дремавшая в партитуре в надежде радовать людей посредством истинного маэстро – сдана в утиль. А вместо этого город начал громыхать шансоном и какофонией из обрывков российской эстрады. Спи спокойно, дорогой Зеленоградск! Светлогорск Город трещит под натиском варваров, в лице местных чиновников и бизнесменов-строителей. За «стакан» идёт нешуточная борьба союза власти и криминала, жадности и денег, против жителей города, независимых политиков и общественных активистов. Не зря депутат областной Думы Игорь Рудников увязывает полученные ножевые ранения с проблемой «Светлогорского стакана» и личным патронажем стройки Александром Ковальским. И нет ни одного сколь-нибудь логичного и разумного аргумента, который бы оправдал эту стройку. А проблем от строительства десятки, начиная от тени, которая будет накрывать променад и пляж, и заканчивая опасностью разрушения склона, и сползания жилых домов, расположенных наверху вниз. Но самое главное, эта стройка будет сигнальным выстрелом для строительства вдоль всей прогулочной зоны многоэтажного «скотного» двора. И мы лишимся последнего места в области, на которое ещё можно смотреть без слёз. Поэтому, каждый из нас, в меру своих возможностей, может приложить усилия, чтобы этого не случилось. Александр Башин несколько раз подчеркнул, что принцип «социального выравнивания», который существует в градостроительной политике Германии, является основополагающим. Он блокирует непомерные аппетиты капитала в гонке за прибылью и в то же время даёт дорогу передовым архитектурным решениям, невзирая на протесты жителей. Такого рода принципы сглаживают социальные конфликты в обществе и заставляют людей верить в государство, как арбитра. Но это Германия, где статус архитектора, приравнивается к статусу демиурга, а палата архитекторов, является высшим органом ответственным за архитектурный облик немецких городов. Строительство стакана, замороженное губернатором, никогда не должно начаться. Ибо на этом город прекратит своё существование. Калининград Здесь участники дискуссии сошлись в четырех позициях: 1) Союз архитекторов Калининграда должен быть возрождён, а вместе с ним нужно вернуть этому общественному органу определённые функции, важнейшей из которой станет мостик между застройщиком и властью с одной стороны, и между жителями и профессиональным сообществом с другой. 2) Градостроительный совет, превратившийся в безликий придаток мэрии Калининграда, обязан обрести лицо. Иначе, вместо лица европейского города мы получим то, к чему так быстро идём – образ азиатского кишлака с бездушными, разноцветными, многоэтажными караван-сараями. Градостроительный совет должен иметь утверждающие полномочия. Консилиум из профессионалов архитектурного цеха, подобен консилиуму врачей, когда пациенту грозит скорая и бесславная смерть. За два срока правления нынешнего мэра и депутатов пациент так ушатался, что вскоре с постели его уже можно будет не поднять. И с Калининградом нам придется проститься, как мы простились с Зеленоградском. Поэтому именно Градосовет должен принимать окончательное решение по строительству того или иного здания или комплекса, тем паче, если дело касается зоны исторической и малоэтажной застройки. 3) Мэрия обязана вернуть главному архитектору весь объем полномочий, существовавший у него ранее. Главный архитектор несёт всю полноту ответственности за то, что построено в его период управление архитектурой города. Он является не только выразителем идей архитектурного сообщества, арбитром между застройщиком и чиновником, но и тем сглаживающим фактором между населением и властью, который в Германии называется фактором «социального выравнивания». 4) Определить принципы архитектурной политики, с которыми согласятся все заинтересованные стороны: и архитекторы, и мэрия, и областное правительство, и застройщики, и инвесторы. Принципов этих должно быть совсем немного. Но это должны быть незыблемые правила. Нарушение любого из которых приводит к моментальному дисбалансу системы и моментальному возвращению в равновесие. Когда любая структура зорко смотрит за тем, что происходит в архитектурной политике и не нарушает ли одна из сторон условия соглашения. И вот когда, мы сможем сформулировать эти правила, наши города начнут выздоравливать. Дмитрий Евсюткин Фото Виктории Исаенко. На снимке: Игорь Ли и Александр Башин

Новости партнеров