21.11.2019 04:29

USD

EUR

Калининград

«Лоси жгут»: удивительные истории о калининградских лосях. Чем знамениты лоси Восточной Пруссии

Культура 16:10, 15.10.2019

История Гусевского «Лося» сквозь призму времени и живых соплеменников

Зимой 1909/10 гг. в Восточной Пруссии преобладала необычайно изменчивая погода, чередовавшаяся сильными морозами и внезапной оттепелью. Как раз в это время недалеко от деревни Талльвенингкен (п. Бисерово Славского района) в одной из излучин р.Гильге (кан. Матросовский) и «застряла» крупная особь лося, который, в результате схода льда не мог никак выбраться из заболоченной местности.

Жители из окрестных деревень стали подкармливать зверя. Он охотно принимал корм и очень быстро привык к присутствию людей. К этому времени в поселке находился проживавший в Берлине малоизвестный скульптор Людвиг Фордермайер, пытавшийся делать необходимые ему для будущих работ зарисовки диких животных.

Разумеется, скульптор не мог упустить редкий случай приблизиться к лосю. Каждое утро Фордермайер перебирался со своими зарисовками через реку к «сохатому» и приносил последнему кочаны капусты. Мощный зверь быстро привык к присутствию художника и допускал его к себе на расстояние в 15 шагов. Не каждому удавалось приблизиться так близко к лосю в дикой местности.

В самом посёлке Фордермайер создал временное ателье, где сделанные у лося эскизы превращались в небольшую гипсовую модель зверя. В конце марта 1910 года, приложив много усилий, скульптор наконец закончил эскиз вернулся в Берлин, куда он пригласил для осмотра своего творения несколько специалистов. В общей сложности прибыло 34 гостя. Как вспоминает сам автор: «был целый шквал различных мнений, но в большинстве своём работа очень понравилась».

Уроженец города Гумбиннена, знаменитый художник-анималист профессор Рихард Фризе также несколько раз бывал в ателье и помогал Фордермайеру своими советами и рекомендациями в оттачивании формскульптуры, особое его неудовольствие вызывала шея лося. По его мнению, она должна была быть несколько мощнее. Приняв критику и последовав советам профессора, Фордермайер активно поработал над совершенствованием скульптуры, после чего, лось стал выглядеть намного мощнее и естественнее.

Что касалось вопроса места установления памятника, который ещё должен был быть отлит в бронзе, то здесь мнения разделились. Некоторые считали, что памятник должен быть установлен в местности откуда был родом лось, другие компетентные люди, в том числе и Фризе, хотели его видеть в каком-нибудь городском парке и непременно увеличенным до 1 ¼ от естественных размеров.

Мнение уважаемого Фордермайером профессора оказалось определяющим. Скульптура лося выросла на 20 см. и достигла высоты 220 см. в холке. (в дикой природе отмечались особи самцов лосей высотой и 2,5 метров). Фризе отозвался о размерах скульптуры как о «вызывающих уважение». Он писал: — «Лось хорош… Фордермайер очень прилежен и честен в творчестве; он чертовски много старается и многого достиг».

Поиск рогов

До сих пор у модели не было рогов, и скульптор был вынужден приобрести из различных источников «лопатообразные» образцы сохатой гордости. Из множества разнообразия рогов Фордермайер и выбрал форму тех, которые до сих пор венчают голову Гумбинненского/Гусевского бронзового лося.

В июне 1910 года Фордермайер ещё раз переправил гипсовую скульптуру лося в Восточную Пруссию с целью её окончательного доведения для последующей отливки в бронзе. В октябре доработанная модель снова оказалась в Берлине, где в городском районе «Фриденау» в одной из литейных художественных мастерских в январе 1911 года была отлита в бронзе.

Первоначально скульптура лося была выставлена на приусадебном участке мастера. В апреле 1911 на германской охотничьей выставке в Берлине ею могли в течение недели любоваться многочисленные посетители, в том числе и кайзер Вильгельм II, который лестно отозвался о скульптуре. До поздней весны 1912 года «лось» стоял в саду скульптора. Он вспоминал, что у него «не было отбоя от посетителей», все хотели посмотреть скульптуру, но «среди них не нашлось ни одного покупателя».

В сентябре 1911 года в одном из своих писем Фордермайер жаловался: «Когда однажды удаётся действительно хорошая работа (к его немногочисленным удачным работам относятся скульптуры петуха и ворона) и её нужно продать, то всегда у богатых людей и городов на это нет денег". Следует отметить, что скульптор выставил свое произведение на продажу за очень большие по тем временам деньги. В апреле 1912 года из неофициальных источников Фордермайеру стало известно, что государственный художественный музей Кёнигсберга купил скульптуру «лося» и она должна была быть установлена в одном из восточно-прусских городов. Решением государственной комиссии местом увековечивания памятника был определен город Гумбиннен (см. ниже воспоминания Президента Штокманна), являвшийся административным центром одноименного правительственного округа, в состав которого входил район «Эльхнидерунг» (ныне Славский район) с н.п. Талльвенингкен.

Где успел постоять лось?

Лишь в конце лета 1912 года «Лось» прибыл в Гумбиннен. В сентябре «Лось» в торжественной обстановке был установлен на левом берегу р. Писса, непосредственно за «большим» мостом, напротив входа в гостиницу. Здесь он стоял вплоть до 1952 года на постаменте с повернутой вправо головой, дружелюбно встречая прибывавших в город гостей.

В связи с перезахоронением останков С.И.Гусева в приблизительно то же место, где до этого стояла на постаменте скульптура, «лось» перебрался на 200 метров в сторону улицы З. Космодемьянской, где и простоял до середины 50-х годов прошлого столетия. В 1956 году 220 сантиметровый колос покинул ставший ему родным город Гусев и оказался в Калининградском зоопарке для декорации. В конце 1990 года по инициативе руководителей Гусевского района В.Ф.Захарова, И.И. Ахримени и учителя истории СШ № 3 Александра Михайловича Иванова были достигнуты договоренности с дирекцией зоопарка о возврате бронзовой скульптуры.

Без лишних бюрократических проволочек очевидно сказалось рождественское настроение, утром 10 января 1991 г. памятник был демонтирован, погружен на грузовик и вечером того же дня, после почти 40-летней ссылки благополучно прибыл в свой родной город. 26 мая 1991, в исторический день празднования 267-й годовщины со Дня основания города Гумбиннена/Гусева, в торжественной обстановке скульптура «Лося» была установлена в сквере за кинотеатром «Мир» по улице Победы, где благополучно стоит и по сей день. На этом можно было бы закончить историю о долгих путешествиях «сохатого». И все – таки…

В начале 2000-х в некоторых региональных средствах массовой информации появились статьи, в которых утверждалось, что гусевцы «выкрали» из зоопарка памятник не своему «Лосю», а тот, который якобы изначально стоял в городе Тильзите/Советске Калининградской области. К счастью, краеведы быстро разобрались с этим казусом.

В 1928 году по просьбе жителей города Тильзита/Советска тот же скульптор Людвиг Фордермайер создал ещё одну скульптуру «Лосю». Он был смоделирован в гипсе в Берлине и отлит там же, где и его предшественник – в художественной литейной мастерской «Ноака». Данный памятник явился подарком Тильзиту от тогдашнего министр-президента Восточной Пруссии социал-демократа Отто Брауна. 29 июня 1928 года скульптура была установлена при большом скоплении горожан в парке «Ангер», напротив Тильзитского театра.

Местные жители довоенного города много шутили по поводу расположения «Лося», задняя часть туловища которого была обращена к зданию суда, а голова смотрела в сторону леса, откуда и был родом его живой прототип.

«Тильзитский» лось значительно отличается своими размерами от «гумбинненского» — он крупнее (Рихард Фризе сказал бы по этому поводу: «ростом опасным для жизни») и, самое главное, его наклоненная голова повернута в левую сторону ! В послевоенное время ему пришлось проделать тот же путь, что и его «гусевскому» собрату, только он стоял сначала в одном из калининградских скверов, где «лосю» отломали левый рог, а затем до лета 2006 года в зоопарке.

После продолжительных и многочисленных встреч между представителями города Советска и администрацией зоопарка, где по мнению советчан «должны находиться только живые представители фауны», «лось» отправился к берегам реки Неман. 24 августа 2006 года он благополучно прибыл в Советск и 3 сентября на День города, уже с полным комплектом рогов и к большому удовлетворению «Гумбинненского лося» установлен перед зданием администрации города, недалеко от своего первоначального места, где также, как и его гусевский собрат, радует жителей и гостей другого, богатого историей города.

В 1961 году в городе – партнере Гумбиннена в Билефельде, в Земле Северный Рейн-Вестфалия в городском сквере «Оеткер парк» был установлен бронзовый памятник «Гумбинненский лось». Создателем скульптуры лося стал известный скульптор животных и портретист из Гамбурга Ханс Мартин Рувольдт (Майер). Разумеется, он сильно отличается от своего «однофамильца» из Гусева, но это и не столь важно.

Важным было то обстоятельство, что вынужденные покинуть свою родину бывшие жители Гумбиннена, через скромную скульптуру могли сохранять невидимую связь со своим любимым городом и еще долгих 30 лет, до 26 мая 1991 года, лелеяли надежду на встречу с символом города Гумбиннена/Гусева, любимым всеми – «Гумбинненским лосём».

«Гумбиннен должен стать красивее»

Доктор Вильгельм Штокманн* Президент Правительства в Гумбиннене с 2 октября 1905 по октябрь 1913 Из его мемуаров, составлено Зигрид Крюгер, урожд. Штокманн

В 1911 году я узнал от Обер-Президента фон Виндхайма, что министерство культуры через свой фонд купило во время художественной выставки в Берлине бронзовую статую лося, выполненную в натуральный рост скульптором Фордермайером в Тавеллингкене. Фон Виндхайм рассказал мне, что министерство ещё не определилось с местом его установки. С его слов, памятник должен быть доставлен в Кенигсберг, хотя, как раз в это время, там была уже установлена скульптурная группа зубров.

Я тотчас же заявил, что «Лось» должен принадлежать Гумбиннену, так как город являлся столицей района, где лоси водятся. В начале, Обер-Президент оспорил мое желание, заявив, что в городе, якобы, нет для памятника подходящего места. Но мне удалось убедить его в обратном, и он пообещал мне, хотя бы не противодействовать моему желанию. Я срочно отправился в Берлин и высказал тогдашнему руководителю художественного управления в министерстве культуры Шмидту, с которым я был лично знаком, мою настоятельную просьбу.

Он, как и фон Виндхайм, в начале нашего разговора не дал мне никакого положительного ответа. После того, как я привел ему убедительные доводы в пользу Гумбиннена — «1. Гумбиннен является административным центром округа, на территории которого находятся лосиные угодья. Поэтому, в первую очередь Гумбиннен заслуживает первоочередное право для установки в нем скульптуры. 2. Как Правительственный центр, город имеет все основания требовать привлечение сюда художественных ценностей, где кроме статуи Фридриха Вильгельма 1, нет других монументальных скульптур» - я уговорил Шмидта принять мою сторону. Он пообещал мне, на условиях гарантированной оплаты транспортных расходов, сооружение за свой счет постамента, выбора места для установки по решению скульптора Фордермайера, передать скульптуру лося Гумбиннену.

Разумеется, город тотчас же согласился с этими условиями и даже сам предложил перенести находившийся на Линденштрассе (З.Космодемьянской) фонтан на «магазинную» площадь, чтобы освободить самое красивое место в Гумбиннене для памятника.

Но скульптор настоял на том, чтобы установить «Лося» в центре вымощенной булыжником «магазинной» площади перед гостиницей «Кайзерхоф». При этом художник руководствовался принципами ренессанса, согласно которым, монументальные скульптуры «необходимо устанавливать между домами на открытой булыжной мостовой».

Очевидно, он не знал, что величайшие скульпторы своего времени устанавливали выдающиеся памятники на узких городских мостовых не из-за каких-то личных пристрастий или в зависимости от художественного вкуса, а потому что просто были вынуждены это делать. Тогдашние городские крепостные стены, делавшие узкими улицы, не предоставляли другой возможности для установки памятников в прочих местах.

Если бы у скульпторов того времени был выбор, то они, с очевидностью, выбирали бы для памятников открытое место или скверы.

Таким образом, скульптура «Лось» обрела в Гумбиннене ужасное место на площади перед «Кайзерхофом» на вымощенной булыжником площади.

«Приветливый» граф, милый лось и «ошарашенный» профессор

Известно, что в неволе лось чувствует себя совершенно некомфортно. И все же, в одном графском поместье в Восточной Пруссии жил ручной лось, который вырос в мощного зверя и свободно передвигался по парковой зоне. Он свободно заходил в дом, легко поднимался и спускался по лестницам и, что часто случается с прирученными оленями и косулями, не проявлял по отношению к людям никакой агрессии.

Однажды, в гости к графу Д. прибыл известный профессор из Берлина, чтобы осмотреть богатую коллекцию гравюр, выполненных на меди. Гостю с дороги предложили попить чаю. Оба присели за столик в гостиной, и получилось так, что профессор сидел спиной к распашным дверям. Неожиданно в гостиную вошел лось. Из-за плотного коврового покрытия никто не услышал передвижения зверя по дому. Лось подошел к креслу, в котором сидел профессор и в стоическом спокойствии стал наблюдать за процессом чаепития. Его голова возвышалась как раз над шевелюрой гостя. Граф, сидевший напротив, обратился к знаменитости: «господин профессор, тут позади Вас стоит кое-кто, кто тоже хотел бы пожелать Вам доброго дня».

Профессор, решив, что пришла хозяйка дома, резко вскочил, повернулся и увидел прямо перед своим носом шикарную морду лося. Гость медленно опустился в кресло. Для того чтобы его снова поднять на ноги, пришлось долго отпаивать коньяком. Позднее он рассказывал, что его испугало не то, что он увидел, а скорее внезапное осознание того, что он сошел с ума и страдает галлюцинациями, так как появление огромного лося в непосредственной близости и к тому же в жилом доме просто не могло быть.

Материал предоставлен сотрудником Гусевского историко-краеведческого музея им. А. М. Иванова Сергеем Погудиным

Новости партнеров